Сад в городе


С помощью национальных проектов меняется облик Перми. Несмотря на непростую экономическую обстановку, в городе продолжается строительство объектов социальной инфраструктуры. Администрация Перми в кризисный период не остановила ни одной стройки, обеспечив строительную отрасль крупными заказами. Это касается и объектов дорожного строительства, и учреждений образования. В городской администрации отмечают, что реализация всех начатых проектов — на особом контроле, ведь сейчас особенно важно выполнять поставленные обязательства в обозначенные сроки.

Сейчас в Перми ведутся две «школьные» стройки, а по нацпроекту «Демография» возводятся 4 детских сада.

В микрорайоне Вышка-2 на улице Евгения Пермяка, 8а построят один из самых больших детсадов в Перми на 350 мест. Возводятся также садики на улицах Байкальской, 26а, Желябова,16б и Плеханова, 63а.

На всех объектах видны серьезные изменения, причем понятно, что подрядчики, работающие на улицах Желябова и Евгения Пермяка, идут в графике. В ближайшее время будут закончены работы по коробке, рабочие начали ремонт кровли. Что касается детского сада на Плеханова, то там произошла смена подрядчика. Он полтора месяца назад возобновил работы — ведется кладка 2-го этажа. Темпы нужно добавлять, ему поставлена задача — увеличить количество рабочих и максимально сократить отставание от графика,- сообщил глава Перми Дмитрий Самойлов.


Строительство детских садов выполняется в рамках нацпроекта «Демография», который предполагает серьезное софинансирование из федерального и краевого бюджетов.

— Во всех новых дошкольных учреждениях предусмотрены ясельные группы, — сообщили в городской администрации. — За последние годы в Перми было создано более 10 тысяч мест для дошколят. Сейчас строится 4 муниципальных детских сада, город получит 1000 новых мест для дошкольников, из них 172 — для детей ясельных групп.

— Уже на стадии строительства мы продумываем содержание каждого детского сада, — рассказала начальник департамента образования администрации Перми Людмила Серикова. — Мы готовим несколько тематических детских садов в этом году: спортивной, технической, робототехнической, творческой направленности и других направлений.

В «Талантике» на улице Плеханова, например, это будут творчество, конструирование, техническая направленность. Садик смогут посещать около 200 детей. В его холлах и залах разместятся мастерские, студии, клубы по интересам. В детском саду на улице Евгения Пермяка будут предусмотрены спортзал и зал для музыкальных занятий.


Детский сад «Талантика» на улице Плеханова, 63 смогут посещать около 200 детей. В его холлах и залах разместятся мастерские, студии, клубы по интересам.

Строительство детского сада на улице Желябова, 16б на 200 мест предполагает создание современной развивающей предметно-пространственной среды. Планируется, что пространство детского сада будет напоминать академию, в которой дошкольник получает образование через игру.

— Родительское сообщество Перми приветствует то, что в новых детских садах появятся места в ясельных группах, сейчас их явно не хватает, — говорит председатель Городского совета родителей Михаил Смирнов. — Удобно, что в садиках можно будет получить целый комплекс услуг по творческому развитию дошкольников в одном месте. Хорошо, что новые садики открываются там, где они особенно нужны. Теперь стоит задача укомплектовать их квалифицированными педагогами, это очень важно.

НАША СПРАВКА

В 2019 году в Перми появилось порядка 700 новых мест для дошколят: после капремонта открылся корпус детского сада №261 в Кировском районе, принял воспитанников новый корпус детского сада «Гармония» на улице Чернышевского, 17в, летом свои двери открыл третий корпус детского сада «Эрудит» в Мотовилихе на улице Агатовой, 26. Его в муниципальную собственность передал застройщик микрорайона — компания «Девелопмент-Юг». Во всех этих учреждениях созданы места для детей ясельного возраста.

Источник: www.perm.kp.ru

Первый город-сад в Англии


Разработку первого города-сада начали уже в 1903 году, в местечке Лэчворт в 50 км от Лондона. Архитекторами выступили Барри Паркер и Рэймонд Анвин. Они разработали генплан города, руководствуясь концептуальными схемами Говарда — большой городской сад в центре, аккуратные дома, разряженные парками и скверами, удобные транспортные проезды, оттесненная на внешний круг промышленная застройка, — все это создавало нужное ощущение уюта и близости к природе.

Первый город-сад в Англии

Фото: letchworthgardencity.com

Архитекторы позволили себе и несколько отступлений от первоначальной концепции: промышленный район сосредоточен не по периметру, а только в восточной части города, муниципальные здания располагаются на одной центральной улице — Бродвее. Участки с домами, благодаря холмистому ландшафту, получили самую разнообразную форму, встречаются открытые дворы общего пользования и переулки.

Первый город-сад в Англии

Фото: letchworthgardencity.com


В поздних изданиях книги Говард подчеркивал, что планировка города — это важная, но не центральная тема. «Только схема. План не может быть подготовлен до выбора местоположения», — такой подписью дополнял он свои чертежи.

Город-сад привлек к себе внимание промышленников, и они постепенно начали открывать на его территории свои предприятия. Однако, несмотря на все преимущества города, заселялся он медленнее, чем планировал Говард. В 1908 году население города достигло 5 тысяч жителей, а к концу 20-х едва превышало 14 тысяч. Конечно, такой незначительный отток не мог спасти Лондон от перенаселенности.

Но почему люди не переезжали в Лэчворт? В первую очередь сказалась низкая платежеспособность рабочего класса, на который был рассчитан город. Для большинства даже бюджетное жилье далеко за пределами Лондона оставалось недоступным. Кроме того, не устраивала многих и сама идея жить вдалеке от культурных и социальных благ, которые дает столица. Прогрессивное население было еще очаровано промышленностью, концепция Говарда опережала свое время.

Развитие идеи города-сада в Англии и по всему миру

Несмотря на неудачу с первым городом-садом, идея еще привлекала людей. Градостроители, архитекторы и общественные деятели продолжали работать над концепцией и выводить новые формулы идеальной городской жизни.

После Второй мировой войны вновь возник вопрос необходимости разуплотнения столицы, и строительство городов вокруг Лондона продолжилось. Руководил проектами застройки Патрик Аберкромби, который позаимствовал у Говарда концептуальную составляющую города-сада, но решил строить города побольше, на 60-100 тысяч человек и создавать «разгружающие» зоны в пригороде. Его проект известен под названием «Большой Лондон» или «План Аберкромби». Создание садов-пригородов казалось должно сработать эффективнее, но к 1963 году в новые города-спутники Лондона переселилось всего 263 тысячи человек.


К настоящему времени в Лондоне насчитывается 32 города-сада, но идея Говарда вышла далеко за пределы Британии. Поселения, разработанные в соответствии с концепцией появились по всему миру: районы-сады в Германии и Бельгии, Парк Гэуля в Испании, города в Италии, Чехословакии, Австрии. Еще в 1910-х годах появилось первое такое поселение в России — в Кратове, в 40 км от Москвы. Автором проекта стал архитектор В. Н. Семенов, работавший в Англии в 1908–1912 годах.

Примером места, построенного по концепции города-сада можно считать поселок художников Сокол. Его разрабатывали архитекторы А. Щусев, Н. Марковников, И. Жолтовский, братья Веснины, Н. Дюрнбаум, Н. Колли, А. Семилетов, И. Кондаков, В. Платонов, а также художники-графики В. Фаворский, Н. Купреянов, П. Павлинов, Л. Бруни; живописцы К. Истомин, П. Кончаловский; скульптор И. Ефимов. Для каждого дома в Соколе разработана индивидуальная планировка, на каждой улице высажены свои породы деревьев: татарские и остролистные клены, ясени, тополя, мелколистные липы. Поселок создан по принципам, описанных в «Городах-садах будущего».


Спустя сто с лишним лет после постройки Лечворта идеи великого мечтателя Эбензера Говарда продолжают вдохновлять архитекторов и урбанистов по всему миру. Проблемы, которые он озвучил, остаются актуальными: мегаполисы перенаселены, городской пейзаж часто выглядит враждебно, инфраструктура разъединяет людей и заставляет их тратить время на перемещение к нужным муниципальным объектам.

Говард не был специалистом по урбанистике и архитектуре, но показал направление, в котором продолжает развиваться градостроительство по всему миру: путь соединения благ города и комфорта деревни, путь оздоровления промышленных районов и кооперации населения. Многие его идеи используются при развитии пригородов мегаполисов и даже отдельных жилых комплексов. Принципы города-сада — экологичность, пешая доступность муниципальных зданий, разнообразная архитектура — наследует и движение Нового урбанизма. Возможно, когда-нибудь человечество перерастет страсть к мегаполисам, и повсюду, действительно, будет город-сад.

Источник: design-mate.ru

Возвращение в деревню

Провозвестником нового урбанизма стали Фриче в Германии с его книгой «Die Stadt der Zukunft», а в Англии — Эбенизер Говард, выступивший в 1898 году с проектом «Garden-Cities of To-morrow». Оба они видели идеалом город-сад, выстроенный в чистом поле и лишённый с самого начала язв городов того времени — высокой плотности населения, плохой экологии, неоднородной социальной среды и т.п. Блог Толкователя писал о ]]>проектах «городов-садов» конца XIX — начала ХХ веков]]>.


Человечество, писал Говард, утомилось жить в каменных мешках-казармах современных больших городов — оно стремится вернуться в деревню к свету, воздуху, небу и зелени. Но деревня при всей своей прелести, лишена огромных преимуществ города; там нет науки, искусства, общественной жизни; там трудно найти заработок; деревня однообразна, примитивна и тосклива. Надо создать какой-то иной город, город идеальный, который соединял бы в себе преимущества города и деревни и в одно и то же время был бы лишен их недостатков.

При составлении плана города-сада Говард полагал, что главное зло современных городов составляет скученность центра с его перенаселённостью — и потому он совершенно уничтожил центр, поместив в нём обширный парк. Главнейшую же артерию городского движения он направил вокруг этого парка в виде кольцевой магистрали. Таким образом, вместо одной точки он получил большую окружность, от которой в форме лучей расходятся улицы, в свою очередь пересекаемые концентрическими кругами.

Сад в городе

В этом центральном парке расположены только общественные здания: музеи, библиотеки, театры, университеты. Жилые дома расположены по радиусам и концентрическим кругам. Таких кругов пять. На периферии города находятся фабрики, товарные склады, рынки и т. п. Широкие лучевые бульвары, идущие от окружности к центру, являются местами наиболее оживлённого движения.


Говард предполагает, что город-сад должен иметь площадь 2500-2600 га, и только шестая часть отводится для города, а пять шестых — для сельского хозяйства. Чтобы избегнуть перенаселённости, от которой страдают современные города, он предлагает ограничить число жителей 32 тысячами. Именно такую численность города он видел идеальной.

Российские «города-сады»

В России последователем идей Говарда стал архитектор и проектировщик Моисей Диканский. В начале 1914-го, ещё до Перовой мировой, он написал книгу «Постройка городов, их план и красота». Вышла она уже в 1915 году. Это был один из первых фундаментальных трудов по градостроительству в России. Одна из глав книги описывает проекты «идеального города» в России — они были начаты в 1910-е годы, но из-за Первой мировой, Революции и Гражданской войны (как выяснилось позже) так и не были реализованы. Мы приводим часть главы книги «Постройка городов, их план и красота», где рассказывается о российских проектах «идеальных городов» (]]>скан книги, pdf]]>).


По инициативе и под наблюдением городского самоуправления Риги строится пригород-сад «Царский Лес» по проекту берлинского архитектора Янсена. В двух верстах от города для этой цели отведён участок в 65 десятин (примерно 70 га). В основу его распланировки положены идеи английских городов-садов: посередине города большая площадь с парком; несколько главных улиц для большого движения и целая сеть особых жилых улиц. Высота зданий ограничена двумя этажами с мансардой. Имеется и целый ряд других ограничений, обеспечивающих экстенсивность застройки. Приняты также меры для предотвращения в будущем возможности земельной спекуляции.

Сад в городе

Такого же рода посёлок устраивает по проекту В.Семёнова в 36 верстах от Москвы Московско-Казанская дорога для своих служащих. План, как в целом, так и в отдельных деталях разработан с большим умением и вкусом. Оригинальна главная меридианная улица-сквер, шириною в 30 саж., прорезывающая весь город с севера на юг. Эта улица-сад не имеет трамваев и, вообще, не предназначена для усиленного движения — этой цели служат две радиальные боковые артерии.

Другой опыт в большом масштабе предпринят Московским Городским Управлением, которое проектирует устройство предместье-сада на Ходынском поле в Москве. Для устройства посёлка предположен заем в 1,5 млн. рублей. Земельные участки будут сдаваться на основании нового закона о праве застройки на 96 лет с повышением аренд на 10% через каждые двенадцать лет, при чем излишек арендных плат будет идти на благоустройство поселка. Таким образом, в социальном отношении этот эксперимент представляет значительно большую ценность, чем предприятие Московско-Казанской дороги.


Тем более странным должно показаться то обстоятельство, что Московская Управа ввела в правила застройки этого поселка целый ряд антиобщественных начал: право аренды одним лицом трёх участков; право строить дома в три этажа; право строить и пересдавать на одном участке шесть квартир и, наконец, сама планировка предместья — правда, сделанная очень интересно, предусматривает, однако, только большие земельные участки от 300 кв. сажень (примерно 6,3 сотки) и выше при одинаковой ширине улиц. Всё это неизбежно будет иметь своим последствием удорожание и затеснение квартир, ухудшение санитарно-гигиенических условий жилья, а затем и спекуляцию этой недвижимостью благодаря тому, что она будет иметь высокую доходность.

Сад в городе

(План проектируемого города-сада на Ходынском поле в Москве)

Выгодно отличается пригород-сад, организуемый в настоящее время под Варшавой по инициативе д-ра Добржинского. Посёлок возникает на кооперативных началах и, по условиям застройки, вполне соответствует своему названию. План удачно составлен архитектором Бернулли.

Как мы видим, в России движение в пользу городов-садов находится ещё в зачаточном состоянии. Но эти пока слабые начинания имеют симптоматическое значение — они указывают на то, что у нас появился значительный интерес к вопросам, связанным с устройством наших городов и жилищ. Конечно, нельзя расселить всё человечество в этих идеальных городах, но они образуют в известном смысле громоотвод, уменьшающий тягу в перенаселённые города и, таким образом, служат в то же время и оздоровлению старых городов. К тому же, правильно понятые формы городов-садов, как уже было указано, оказывают влияние и на все другие работы по застройке, исправлению и расширению городов существующих.

Сад в городе

Если города-сады знаменуют собой возвращение к природе, то и архитектура этих новых городов означает полный разрыв, полное освобождение от всех оков и традиций исторических стилей и несёт с собой возвращение к природе материала, к природе статических законов, к природе цели. На домах городов-садов нет фантастических и пышных орнаментов, нет декоративных фигур, фавнов, кариатид, атлантов и колоннад. Дома отличаются простыми, но живописными фасадами. Внешний вид в самостоятельных формах выражает внутреннее содержание, назначение и целесообразность зданий. Фасад свободно приспособлен к потребностям и очертаниям плана.

Город заселён, что дальше?

Но вот постройка Города-Сада закончена. Население его достигло 32.000. Как город будет расти дальше? Застраивать сельско-хозяйственную полосу недопустимо, так как этим была бы нарушена основная мысль города-сада — соединить в себе город и деревню. Остаётся, следовательно, создать вне пределов сельского района, наподобие австралийского города Аделаиды, новый город на тех же принципах, как и первый. И таким путём вокруг первого города-сада постепенно образуется целая группа других таких же городов. Они расположатся по окружности большого круга, центром которого является первый город-сад. При хороших путях сообщения вся эта группа городов будет представлять единое целое, один большой город со многими центрами.

Главным моментом является то обстоятельство, что земля в сельской местности, где предполагается построить такой город, благодаря привлечению больших масс населения, во много раз повысится в цене. Этот прирост ценности в современных больших городах, где земельная рента подчас достигает колоссальных размеров, идёт в пользу частных владельцев, которые в её создании ровно никакого участия не принимали. Эта ценность вытекает лишь из самого факта сосредоточения больших масс населения в одном месте: иными словами, её создает коллектив.

Понятно и справедливо, чтобы ценность, создаваемая коллективом, принадлежала ему же. И потому, в городе-саде нет частной собственности на землю. Она принадлежит всей общине, которая сдает её отдельным лицам на правах арендного пользования. Разница между ценою земли до постройки города и ценой, возросшей вследствие заселения местности, будет настолько велика, что покроет все расходы по созданию и благоустройству города. И поэтому, уже с момента создания города, население его становится обладателем больших богатств, использование которых чревато блестящими последствиями.

Уничтожение частной собственности на землю, т.е. прироста земельной ренты — этого главнейшего источника несправедливого обогащения — должно иметь своим последствием удешевление всех предметов первой необходимости, как жилищ, съестных припасов и пр. А это, в свою очередь, повлечёт за собой повышение покупательной силы и улучшение общих условий жизни.

Постсоветский урбанизм продолжает практики позднего СССР: строительство высотных, плотных микрорайнов. Между тем, в раннем СССР предлагались другие пути урбанизации. Первый — по проектам Охитовича: дезурбанизация — малоэтажные, на десятки километров пригороды (по принципу нынешних американских субурбий). Второй — по проектам Сабсовича: многоэтажные дома-коммуны, с минимумом личного пространства, где даже семейные пары должны были сношаться в кабинках.

урбан-барак

]]>Русская утопия — «город-сад Барнаул»]]>

В мае 1917 года сгорела почти половина Барнаула. Это стало поводом для разработки первого в России плана утопического «города-сада». Город был бы в форме солнца, бульвары – его лучами. В нём люди жили бы в собственных домах с большим участком земли, фабрики вынесены в сельскую местность. В 1922-м большевики начали строить «город-сад», но с приходом сталинизма проект был остановлен.

Сад в городе

Источник: www.kramola.info


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.