Пит удольф книги

(род. 1944)

Piet Oudolf / Пит Удольф

В молодости голландец Пит Удольф (Piet Oudolf)  успел поработать официантом, барменом, сталелитейщиком, плавал на рыболовецком судне. В возрасте 26 лет, попав в питомник разнорабочим, Удольф влюбился в цветы. Спустя 4 года он приобрел профессию дизайнера ландшафтного строительства.

 

Как вспоминает сам Удольф, — "35 лет назад, когда я познавал азы профессии, все поклонялись английскому традиционному стилю. Первостепенным был цвет. Я быстро насытился этим". Пит начал смешивать декоративные злаки и многолетники. Подыскивал растения, которые уживались бы со злаками. Он основал дизайн бюро в Харлеме (Нидерланды) в 1976 году, его первые сады были напечатаны в прессе в начале 80-х.


В 1982 Удольф перебрался на ферму Hummelo в маленькой деревне вблизи немецкой границы, где, наконец, смог всецело посвятить себя экспериментам с растениями. Когда в семье было уже двое детей, Пит с женой заложили небольшой питомник, что позволило ему глубже изучить поведение и характеристики растений. Здесь Удольф, при поддержке Бет Шатто (Beth Chatto) начал эксперименты по скрещиванию растений. Усилия окупились сполна: его понимание цветов стало неоспоримым, именно эти знания помогли ему в дальнейшем создавать сады, где растения прекрасно уживаются и делают сад декоративным на протяжении всего года. Удольф открыл или создал более 70 новых растений, одно из которых — шалфей "Дорогая Анья", в честь своей жены. Сейчас питомник Пита Удольфа открыт с апреля по июнь и с августа по октябрь. Посетители могут купить любое растение, выращенное здесь.

Книги Удольфа отличает открытость и даже несколько чрезмерная самоуверенность автора. Они прекрасно иллюстрированы и красочны. Даже когда Удольф составляет Справочник растений, его яркая индивидуальность сквозит в каждой строчке. Описание эхинацеи начинается с таких слов: "приходится с огорчением признать, что на нее нельзя положиться… эти цветы не терпят соперников вблизи себя: за два года они будут вынуждены исчезнуть… но мы не теряем надежды оспорить приговор и, может, в конце концов, этому растению найдется подходящее место в саду, где она будет наслаждаться долгой и счастливой жизнью". 


Принципы, которых придерживается Пит, одинаково хорошо подходят для масштабных и небольших частных садов. Главное не переборщить с дизайном, не использовать в посадках большое разнообразие видов, отводя ведущую роль выносливым растениям, декоративным на протяжении всего года. 
 

Пит Удольф - Piet OudolfКоттеджные, тропические, средиземноморские сады в свое время были писком ландшафтной моды. Кажется, что уже любое сочетание было использовано, и, наверное, никто уже не ожидает, что придет кто-то с идей как по-новому использовать всем известные растения. Таким человеком оказался Пит Удольф. Он и еще несколько европейских дизайнеров открыли новое течение в ландшафтном искусстве, которые они назвали "Новая Волна". Подробное описание можно найти в книгах Удольфа. Основополагающий принцип заключается в том, что структура, форма и текстура предшествуют цветовому решению.  "Не делайте сад голубым и пурпурным. Сочетайте формы, а уже потом думайте какой цвет будет уместен в этой картине". 

 


Вот уже три десятилетия как идеи Удольфа, порой столь неординарные в смысле понятия красоты и хорошего вкуса, принесли ему узнаваемость и славу в Европе. Новое направление в ландшафтной архитектуре "Новая волна" поддержано его поклонниками и фанатами в США. Удольф спроектировал сады Парка Миллениум и The Battery  в Нью-Йорке. Эти объекты пропагандируют его основной принцип: структура и форма более важны, чем цвет: "Моя работа заключается в том, чтобы воссоздать непринужденное присутствие растений как в природе. Идея состоит не в том, чтобы копировать природу, а в том, чтобы привнести ощущение природы".

Пит смотрит на форму растения и классифицирует его. Ведь растение не будет цвести без устали. В группу с "остроконечными верхушками" можно добавить наперстянку и сальвию, а также вертикальные злаки (колоновидной формы). К растениям, служащим экраном сада можно отнести руту душистую, а также высокие травы с тонкими стеблями или даже фенхель и пурпурную вербену, два растения, цветки которых на длинных изящных стеблях создают ощущение высоты, в то же время не закрывая вид за собой. У Пита свое мнение на счет цвета. Он считает, что не только цветы, которые могут привносить в сад оттенки красного и  бордового, но и травы и листва способны на такое.

 

Удольф отдает предпочтение многолетникам, нежели чем кустарникам и деревьям.


оголетники меняются постоянно, они красивы в любом состоянии, даже когда приходит время умирать. Это непостоянство создает настроение в саду. Некоторые сады словно "замороженные". Сад как зеркало, в нем должно отражаться любое изменение в природе, он наполнен эмоциями и обладает душой. Чтобы поймать настроение, Пит наблюдает, как свет ложится на растения, как ветер и дождь меняет форму, и даже как выглядят стебли, подхваченные инеем или окутанные паутиной словно кружевом.

 

В конце концов, он выбирает выносливые растения. Они прекрасно уживаются, свободно вторгаясь на территорию друг друга. Создается впечатление некой неухоженности, но это, в общем-то, просто пышущий жизнью, приближенный к природному сад.

 

Это не значит, что растения не требуют ухода (пикировка, пересадка, рыхление, подкормка). Но достигается основная цель – выбранные виды реализуют свой потенциал в тех условиях, которые им были предложены. Они не подвержены болезням. Они могут за себя постоять.

 

Несмотря на страстное увлечения масштабными садами, Пит Удольф с готовностью дает подсказки владельцам скромных садовых пространств, скажем, примерно в районе 30 кв.м. Сначала необходимо спланировать пространство, которое станет уютным уголком для спокойного времяпрепровождения круглый год. Удаляем дерн и берем пробы почвы, прежде чем что-либо предпринимать. Поддержите почву компостом и минеральными удобрениями при необходимости.


 

Удольф обращает внимание на то, что необходимо отбирать удобные в уходе растения, которые терпимы к меняющимся условиям проживания и устойчивы к сорнякам. "Ничто не требует стольких затрат труда и времени как садоводство". Нужно уметь сочетать растения, которые требуют одинаковых условий проживания. Не пытайтесь совместить вереск, который нуждается в кислой среде, и лаванду, которая прекрасно себя чувствует на мягких почвах.

 

Вместо того, чтобы высаживать полчище растений всевозможных расцветок, Пит рекомендует засадить значительное по площади пространство одним видом. Чтобы сад сохранял привлекательность круглый год, просто нужно высаживать виды с разными периодами цветения. Он предлагает придерживаться следующего соотношения: 30% — весеннецветующие, 40-45% — расцветающие летом, 25% — стартующие осенью, не забывая и про те, которые украшают сад зимой. Пит Удольф не чистит сад до поздней осени или ждет ранней весны, потому что в его садах живут высокие травы и многолетники, великолепно чувствующие себя зимой.

 

Юлия Полякова,

cпециально для GARDENER.ru

 


       

 Сады и парки, в создании которых участвовал Пит Удольф:


  • ABN Amro Bank (Netherlands)

  • Battery Park (New York, USA)

  • Botanical Garden 'De uithof' (Netherlands)

  • Chelsea Show (London, England)

  • Enkoping (Sweden)

  • Hesmerg (Netherlands)

  • Hoogeland (Netherlands),

  • Millenium Garden (Chicago, USA)

  • Oostzaan (Netherlands 2002).

  • Pensthorpe (Norfolk, England)

  • Scampston Hall (North Yorkshire, England)

  • Sneek (Netherlands)

  • Staudenmachsee (Hanover, Germany)

  • Wisley (Surrey, England)

Источник: www.gardener.ru

(род. 1944)

Piet Oudolf / Пит Удольф

В молодости голландец Пит Удольф (Piet Oudolf)  успел поработать официантом, барменом, сталелитейщиком, плавал на рыболовецком судне. В возрасте 26 лет, попав в питомник разнорабочим, Удольф влюбился в цветы. Спустя 4 года он приобрел профессию дизайнера ландшафтного строительства.


 

Как вспоминает сам Удольф, — "35 лет назад, когда я познавал азы профессии, все поклонялись английскому традиционному стилю. Первостепенным был цвет. Я быстро насытился этим". Пит начал смешивать декоративные злаки и многолетники. Подыскивал растения, которые уживались бы со злаками. Он основал дизайн бюро в Харлеме (Нидерланды) в 1976 году, его первые сады были напечатаны в прессе в начале 80-х.

В 1982 Удольф перебрался на ферму Hummelo в маленькой деревне вблизи немецкой границы, где, наконец, смог всецело посвятить себя экспериментам с растениями. Когда в семье было уже двое детей, Пит с женой заложили небольшой питомник, что позволило ему глубже изучить поведение и характеристики растений. Здесь Удольф, при поддержке Бет Шатто (Beth Chatto) начал эксперименты по скрещиванию растений. Усилия окупились сполна: его понимание цветов стало неоспоримым, именно эти знания помогли ему в дальнейшем создавать сады, где растения прекрасно уживаются и делают сад декоративным на протяжении всего года. Удольф открыл или создал более 70 новых растений, одно из которых — шалфей "Дорогая Анья", в честь своей жены. Сейчас питомник Пита Удольфа открыт с апреля по июнь и с августа по октябрь. Посетители могут купить любое растение, выращенное здесь.

Книги Удольфа отличает открытость и даже несколько чрезмерная самоуверенность автора.


и прекрасно иллюстрированы и красочны. Даже когда Удольф составляет Справочник растений, его яркая индивидуальность сквозит в каждой строчке. Описание эхинацеи начинается с таких слов: "приходится с огорчением признать, что на нее нельзя положиться… эти цветы не терпят соперников вблизи себя: за два года они будут вынуждены исчезнуть… но мы не теряем надежды оспорить приговор и, может, в конце концов, этому растению найдется подходящее место в саду, где она будет наслаждаться долгой и счастливой жизнью". 

Принципы, которых придерживается Пит, одинаково хорошо подходят для масштабных и небольших частных садов. Главное не переборщить с дизайном, не использовать в посадках большое разнообразие видов, отводя ведущую роль выносливым растениям, декоративным на протяжении всего года. 
 

Пит Удольф - Piet OudolfКоттеджные, тропические, средиземноморские сады в свое время были писком ландшафтной моды. Кажется, что уже любое сочетание было использовано, и, наверное, никто уже не ожидает, что придет кто-то с идей как по-новому использовать всем известные растения. Таким человеком оказался Пит Удольф. Он и еще несколько европейских дизайнеров открыли новое течение в ландшафтном искусстве, которые они назвали "Новая Волна". Подробное описание можно найти в книгах Удольфа. Основополагающий принцип заключается в том, что структура, форма и текстура предшествуют цветовому решению.  "Не делайте сад голубым и пурпурным. Сочетайте формы, а уже потом думайте какой цвет будет уместен в этой картине". 


 

Вот уже три десятилетия как идеи Удольфа, порой столь неординарные в смысле понятия красоты и хорошего вкуса, принесли ему узнаваемость и славу в Европе. Новое направление в ландшафтной архитектуре "Новая волна" поддержано его поклонниками и фанатами в США. Удольф спроектировал сады Парка Миллениум и The Battery  в Нью-Йорке. Эти объекты пропагандируют его основной принцип: структура и форма более важны, чем цвет: "Моя работа заключается в том, чтобы воссоздать непринужденное присутствие растений как в природе. Идея состоит не в том, чтобы копировать природу, а в том, чтобы привнести ощущение природы".

Пит смотрит на форму растения и классифицирует его. Ведь растение не будет цвести без устали. В группу с "остроконечными верхушками" можно добавить наперстянку и сальвию, а также вертикальные злаки (колоновидной формы). К растениям, служащим экраном сада можно отнести руту душистую, а также высокие травы с тонкими стеблями или даже фенхель и пурпурную вербену, два растения, цветки которых на длинных изящных стеблях создают ощущение высоты, в то же время не закрывая вид за собой. У Пита свое мнение на счет цвета. Он считает, что не только цветы, которые могут привносить в сад оттенки красного и  бордового, но и травы и листва способны на такое.


 

Удольф отдает предпочтение многолетникам, нежели чем кустарникам и деревьям. Многолетники меняются постоянно, они красивы в любом состоянии, даже когда приходит время умирать. Это непостоянство создает настроение в саду. Некоторые сады словно "замороженные". Сад как зеркало, в нем должно отражаться любое изменение в природе, он наполнен эмоциями и обладает душой. Чтобы поймать настроение, Пит наблюдает, как свет ложится на растения, как ветер и дождь меняет форму, и даже как выглядят стебли, подхваченные инеем или окутанные паутиной словно кружевом.

 

В конце концов, он выбирает выносливые растения. Они прекрасно уживаются, свободно вторгаясь на территорию друг друга. Создается впечатление некой неухоженности, но это, в общем-то, просто пышущий жизнью, приближенный к природному сад.

 

Это не значит, что растения не требуют ухода (пикировка, пересадка, рыхление, подкормка). Но достигается основная цель – выбранные виды реализуют свой потенциал в тех условиях, которые им были предложены. Они не подвержены болезням. Они могут за себя постоять.

 

Несмотря на страстное увлечения масштабными садами, Пит Удольф с готовностью дает подсказки владельцам скромных садовых пространств, скажем, примерно в районе 30 кв.м. Сначала необходимо спланировать пространство, которое станет уютным уголком для спокойного времяпрепровождения круглый год. Удаляем дерн и берем пробы почвы, прежде чем что-либо предпринимать. Поддержите почву компостом и минеральными удобрениями при необходимости.

 

Удольф обращает внимание на то, что необходимо отбирать удобные в уходе растения, которые терпимы к меняющимся условиям проживания и устойчивы к сорнякам. "Ничто не требует стольких затрат труда и времени как садоводство". Нужно уметь сочетать растения, которые требуют одинаковых условий проживания. Не пытайтесь совместить вереск, который нуждается в кислой среде, и лаванду, которая прекрасно себя чувствует на мягких почвах.

 

Вместо того, чтобы высаживать полчище растений всевозможных расцветок, Пит рекомендует засадить значительное по площади пространство одним видом. Чтобы сад сохранял привлекательность круглый год, просто нужно высаживать виды с разными периодами цветения. Он предлагает придерживаться следующего соотношения: 30% — весеннецветующие, 40-45% — расцветающие летом, 25% — стартующие осенью, не забывая и про те, которые украшают сад зимой. Пит Удольф не чистит сад до поздней осени или ждет ранней весны, потому что в его садах живут высокие травы и многолетники, великолепно чувствующие себя зимой.

 

Юлия Полякова,

cпециально для GARDENER.ru

 


       

 Сады и парки, в создании которых участвовал Пит Удольф:

  • ABN Amro Bank (Netherlands)

  • Battery Park (New York, USA)

  • Botanical Garden 'De uithof' (Netherlands)

  • Chelsea Show (London, England)

  • Enkoping (Sweden)

  • Hesmerg (Netherlands)

  • Hoogeland (Netherlands),

  • Millenium Garden (Chicago, USA)

  • Oostzaan (Netherlands 2002).

  • Pensthorpe (Norfolk, England)

  • Scampston Hall (North Yorkshire, England)

  • Sneek (Netherlands)

  • Staudenmachsee (Hanover, Germany)

  • Wisley (Surrey, England)

Источник: www.gardener.ru

Честно говоря, я не собирался ехать этой осенью в Голландию. Прожив там почти весь прошлый год, я считал, что песне отдал все сполна, и в саду великого новатора Пита Удольфа тоже побывал не раз. Но вдруг выяснилось, что этот сезон – последний, когда Пит и Аня Удольф пускают к себе в сад посторонних. И я отправился в путь: в последний раз взглянуть своими глазами на творение самого выдающегося, без сомнения, садовода наших дней.

Мастерская гения – всегда место особенное. Тридцать лет назад, когда Удольф начинал свои эксперименты с садами многолетников, его мысли и подходы казались чуть ли не еретическим – а сегодня это общее место, и даже в Москве территории вокруг станций метро уже начали оформлять не набившими оскомину петуниями и туями, а по заветам великого голландца – красочными многолетниками и буйными злаками. Сады, сделанные самим Питом, как нью-йорский Хайлайн-парк, украсили многие города и страны, а садов «под Удольфа» еще больше -– они есть почти на всех континентах. Однако разница между произведениями самого родоначальника «новой волны» (так называется тренд, заданный Удольфом) и теми, что выполнены его эпигонами, видна невооруженным взглядом. Вроде бы все то же самое – но что-то все равно не то, не так: почувствуйте разницу между оригиналом и копией.

Однако дело не только в авторстве. Важен уход: в Роттердаме, к примеру, есть сразу несколько садов, сделанных Удольфом: тот из них, за которым, как сразу видно, плохо смотрят, производит не такое убедительное впечатление, а вот остальные, наоборот, цветут и пахнут. Но и они не такие интересные, как сад у дома самого маэстро, который он имеет возможность обходить утром и вечером, трогать своими руками, подправлять и усовершенствовать каждый день (причем, судя по его инстаграму, так и делает). Личный сад Удольфа в Хуммело – несомненно, лучший из его садов. И это лишний раз доказывает то, что каждый опытный садовник знает и так: всякий сад – агроценоз, искусственно созданная биосистема, находящаяся в неустойчивом равновесии и стремящаяся к энтропии, а следовательно, садом надо заниматься постоянно – причем лучше всего, если это будет делать сам его автор и хозяин.

На первый взгляд, Удольф – типичный постмодернист: он играючи деконструирует такие понятия, как живая изгородь, клумба, сорняк у него становится культурными растением, и наоборот; его главные орудия – интерпретация, репрезентация и ирония. Но почему же тогда ни у кого не получается его повторить? Да потому, что его постмодернизм – сам по себе презентация, игра хитрого голландца, который, на самом деле, прекрасно понимает важность структуры, ритма, пропорции и формы – всех столпов классического винкельмановского метода. Просто Удольф реализует его в технике злаков и многолетников – и это и есть его гениальное изобретение, которое уже поместило его в один ряд с Ланселотом Брауном и Ленотром. Сад Удольфа открыт до 24 октября – спешите увидеть, пока есть такая возможность.

. !!!!

Источник: akaragodin.com

За последние тридцать лет голландский ландшафтный дизайнер Пит Удольф (Piet Oudolf) не раз удивил своими природными садами-шедеврами и Европу, и Америку. В конце октября ему исполнился 71 год – чем не повод вспомнить интервью, которое я взял у него почти восемь лет назад, 1 марта 2008 года. Удивительно, но оно актуально до сих пор. Все фотографии – из частного сада Удольфа в Хуммело.

Piet Oudolf.JPG

Господин Удольф, можно ли сказать, что у сада есть национальность?

Если говорить о французских садах, то в первую очередь в голову приходят топиари и партеры. Понятия национальных садов не имеют смысла сами по себе — это больше образ, о котором говорят, который можно скопировать: японский сад с его бамбуковыми заборами, английский с миксбордерами. Это скорее «иконка», типичная картинка, но это не идентификация страны. Я бы не сказал, что если вы живете во Франции, то вы обязательно делаете французский сад. Это только попытка. Японские сады, регулярные французские сады – это сады прошлого. Мы живем сейчас. Все, что вы можете сделать – копию с них.

Oudolfs Tuin Hummelo (2).jpg

Как вы представляете себе русский сад?

Много овощей, утилитарная направленность. Так же в Африке: когда культура на низком уровне, а люди бедны, они используют любую возможность выращивать еду. Даже цветы – и то больше на срезку. В Европе все по-другому: мы хотим иметь больше трав, цветов в саду. Садоводство на Западе – это активный отдых, работа в удовольствие, дизайн. Но с другой стороны, в обществе, где большинство не имеет работы и использует любую возможность прокормить себя, все равно есть богатые люди, у которых есть большие сады. Конечно, как исключение, всегда есть садоводы-любители, увлекающиеся растениями. Я думаю, многое зависит от ситуации в стране и культурного уровня. Конечно, все мы сталкиваемся с растениями в повседневной жизни. Но если вы хотите иметь красивые растения в своем саду, на них нужно потратить некоторое количество денег. Тогда это станет творчеством или отдыхом.

Oudolfs Tuin Hummelo (3).jpg

А как бы вы охарактеризовали английский сад? Многим английские миксбордеры кажутся вершиной совершенства.

Английский сад очень уходный, он диктует вам, что нужно делать каждую минуту, каждую неделю месяца. Он говорит вам, что нужно удалять отцветшие соцветия, удобрять газон, обрезать розы в марте, подвязывать растения, обрезать растения осенью, чтобы можно было высадить луковицы. Английский сад полон догм. Он не учит людей видеть. Он только указывает, что делать, но не говорит: «Посмотри на то, что у тебя растет». Если растение все еще хорошо выглядит, зачем его срезать? Зачем убирать отцветшие цветки или прекрасные соплодия? Зачем удалять отцветшие цветки роз, если потом появятся красивые ягоды шиповника? Люди берут книгу и читают: это мы должны сделать в этом месяце. Вы знаете все эти календари садовых работ… Еще 25 лет назад я начал говорить, что сад — это не выставка растений. Английский сад не имеет ничего общего с экологией — ему постоянно требуется вода, уход. Как дизайнер, я нашел это очень неудачным.

Oudolfs Tuin Hummelo (6).jpg

Что такое природный сад? Одни думают, что там должны быть только видовые растения, другие считают, что сорта тоже могут присутсвовать, третьи не допускают искусственных удобрений…

Я не пытаюсь создать природу, я хочу создать ощущение природы, спонтанности. Я пытаюсь передать людям такое же ощущение, будто они находятся на природе, ощущение красоты, и это правильный подход к природному саду. Если приглядеться к природе… цветущие луга весной создают чувство экстаза, которое хочется принести с собой домой. Но вы не можете скопировать то, что увидели – оно слишком велико. Копирование маленькой части тоже не увенчается успехом. Естественная биосистема отличается от той, что в вашем саду, потому что в природе она поддерживается всеми ее обитателями. Я стараюсь воссоздать что-то, что доставило бы похожие ощущения, как от наблюдения природы, это трудно описать.

Oudolfs Tuin Hummelo (80).jpg

И все же как добиться такого эффекта?

С самого начала мне нравилась в саду спонтанность и я думал о том, как ее создать. Начал отбирать растения, которые создавали «красивый хаос» и не сеялись так, чтобы стать головной болью. Перестал подвязывать растения, которые падают или разваливаются, но при этом продолжают выглядеть живописно. Кровохлебку, например, до меня никто не рассматривал как садовое растение. Я усердно разыскивал растения и отбирал виды, которые цвели дольше или имели лучшие характеристики по сравнению с распространенными. Я начал выводить сорта с лучшими характеристиками. Включил декоративные травы в миксбордер, подобрав им подходящих партнеров. После 15 лет такой работы общий эффект от сада полностью изменился: не было больше роз и растений, которые нужно подвязывать, зато оставались отцветшие растения. (У меня есть в саду несколько видовых роз. Но если бы передо мной стояла цель сделать розарий, я бы использовал розы по максимуму. А в своем саду я не хочу проблем: сложного ухода, болезней, вредителей). Я работал с садом, чтобы он выглядел хорошо все сезоны. Какой-то процент растений цветет в мае, какой-то – в сезон максимальной декоративности в июле-августе. При правильном подборе ваши растения и потом выглядят хорошо благодаря декоративным соплодиям или повторному цветению. Отдельно стоит упомянуть травы, которые зацветают позже, мискантус, например. Сначала я использовал немного злаков в бордюрах, а потом я внезапно подумал, почему бы не попробовать наоборот – и посадил немного цветущих растений среди злаков. Идея полностью изменилась, но она работает.
Я собрал также и североамериканские растения, такие как посконник. Они были не в моде в начале 80-х. Ни у кого не было посконников, в Англии о них не знали, я нашел их только в Германии, а заодно и рудбекии и эхинацеи. Зато коллекцию душиц, лаватеры, почти всех средиземноморских серебристолистных видов, полыней я собрал в питомниках Англии, ничего из нее не встречалась ранее на континенте. Кроме того я провел много времени в поисках растений в Словении, вообще в бывшей Югославии.

Oudolfs Tuin Hummelo (5).jpg

С одной стороны вы всей душой любите растения, с другой – делаете сады. Вы дизайнер, который любит растения?

Да, я дизайнер, который любит растения.

Что важнее, форма или цвет?

Когда создаешь сад, нельзя отталкиваться от растений. Я смотрю на сад и думаю, что я хочу здесь видеть. Сначала нужно найти гений места и четкую идею того, что вы хотите сделать, чем наполнить, какая будет тема каждого уголка. Один сад хочется сделать динамичным, сильным, в другом — создать природный луг. Все зависит от заказчиков, от того, насколько они увлечены садоводством. Сначала тип сада, потом цвет, конечно. Но сад создают формы. А цвет нужен для выразительности. Всегда думаешь в цвете, но создаешь формы. Я сказал о цвете в первую очередь, потому что когда думаешь о динамизме, представляешь себе не белый, а скорее энергичные красный и оранжевый. Мыслишь в цвете, но ты не должен найти определенный цвет, лишь цветовую гамму, в которой думаешь. Это очень сложный процесс, не важно, делаете вы простой сад или нет. Меня всегда удивляло «колесо цвета», потому что оно бесполезно. Когда дизайнеры по этому колесу подбирают гармоничные цветовые сочетания, для меня это нонсенс. Нет, конечно, если вы не знаете, что такое сочетание, оно может помочь, но, если вы не знаете, как комбинировать цвета, как вы можете быть дизайнером? Правил цветовых комбинаций не существует. Только большой навык, но никаких правил. Опыт.

Oudolfs Tuin Hummelo (60).jpg

В классическом садоводстве семенные головки всегда срезают. Вы сделали специальную классификацию для многолетников: с плоскими соцветиями, колосовидными, сферическими.

Чтобы люди лучше осознали роль формы.

Эта классификация тоже помогает комбинировать растения?

Думаю, да. Это помогает в той системе, в которой я думаю. Я думаю в вертикалях и горизонталях, промежутках, переходах. Это мой тип мышления. Конечно, цвет тоже важен. Но если вы занимаетесь дизайном, в должны сначала эскизно набросать форму. Даже одинаковые формы различных цветов могут создать глубину посадок. В одном из моих садов в Швеции шалфей дубравный различных оттенков создает перспективу.

Oudolfs Tuin Hummelo (4).jpg

У вас есть любимый цвет?

Что ответить? Я думаю, да, оттенки красного, пурпурного.

А нелюбимый?

Нет цветов, которые я бы не хотел использовать. Хотя… Что я терпеть не могу, так это насыщенно-желтые нарциссы. Я их просто ненавижу. У меня есть один в саду, хочу его выкопать на следующей неделе.

Oudolfs Tuin Hummelo (7).jpg

Что проще сочетать: массовые посадки или отдельные растения?

В сложных посадках из многих растений нужно знать как они будут расти вместе с экологической точки зрения. Комплексность достигается за счет повторяющихся пятен, задающих ритм. Посадка должна быть читаемой, иначе ее сложность не имеет смысла. Даже сочетание массивов из двух видов растений могут выглядеть впечатляюще. Но нужно знать множество растений, чтобы сделать правильный выбор. Потому что, если вы используете только два растения и сделали ложный выбор, они отцветут за выходные и умрут или развалятся. Это будет хаос, и вы провалитесь, как дизайнер. Поэтому если вы примите такое решение – какое принял я — работать как бы очень просто, с небольшим количеством видов – вы должны быть точно уверены, что растения будут «работать» весь сезон.

Oudolfs Tuin Hummelo (96).jpg

Как вы решаете проблему весенней декоративности в Вашем саду?

Морозники, крокусы, подснежники. Я оставляю все растения и срезаю их в начале февраля. Потом расцветают крокусы. В публичных садах я люблю сажать много раннецветущих луковичных.

Oudolfs Tuin Hummelo (278).jpg

Какие сады Вам нравятся?

Из последних впечатлений — цветущие поля летников на бундесгартеншоу в Гере и Роннебурге.

Вы выиграли Челси-2000. Как вы относитесь к этой выставке?

Я вижу ее именно как выставку, тип маркетинга. И если посетитель думает, что там выставляются реальные сады, значит он должен что-то познать сам… или наступить на грабли, чтобы понять, что такое Челси. Я почти всегда посещаю ее. Мне нравятся люди, нравится там быть. Я встречаю там много друзей, это весело. Вообще это индустрия. Я бы сказал: не верь в это, просто наслаждайся этим. Там можно встретить много людей, занимающихся растениями.

Oudolfs Tuin Hummelo (104).jpg

Соавтор вашей книги Dream Plants for the Natural Garden Хэнк Герритсен однажды сказал, что «желтый лист – это ошибка».

Я его поддерживаю. В целом мне не нравятся вариегатные растения. Есть слабая пестролистность, которую можно допустить, например, как у герани Samobor или бруннеры Jack Frost. Легкую вариегацию можно использовать, но иметь в саду растение только потому, что у него пестрые листья – это нонсенс. Коллекция вариегатных растений безвкусна. Скажем так, коллекции не должны включать в себя хороший вкус. В первую очередь это коллекции. Опять же, некоторые коллекционеры-«дизайнеры» обращают внимание только на цвет. «В этом году розовый – цвет ваших садов». И все покупают розовые летники, чтобы скомбинировать их с розовой лаватерой. Мода на цвета меняется каждые 2-3 года, и для меня нонсенс, когдал люди говорят «нет, в этом году сажаем абрикосовый».

Oudolfs Tuin Hummelo (106).jpg

А коллекция может быть хорошо оформлена?

Да, коллекция может быть интересной. Она может «держать» остальной сад. Ведь даже знаменитые архитекторы не только на дома смотрят.

Как ваши природные сады сочетаются с архитектурным стилем домов и есть ли дома, вокруг которых вы отказались бы делать сад?

Дома всегда связаны с людьми. И если у них очень плохой вкус, я стараюсь избежать этого. Это скорее не связано с домом. Везде можно создать сад. Конечно, прекрасно, когда дом сочетается с садом. У меня было предложение из Америки, я встречался с архитектором, который строил дом, и я сказал ему: я настолько занят, я не могу взяться за эту работу. Просто я увидел дом. Там не было архитектуры… Легко сказать «нет». Большинство своих садов я сделал в местах, где дома не представляют из себя ничего особенного. Я не могу ждать того самого дома, который будет в моем вкусе.

Oudolfs Tuin Hummelo (276).jpg

Вы сделали много красивых садов, частных и общественных. Что легче?

Частные заказчики могут быть очень навязчивыми. Я не могу долго выдерживать давление, мне бы хотелось быть свободным в своем творчестве. Конечно, я прислушиваюсь к своим клиентам, но я хочу работать свободно. И если они чересчур навязчивы, я лучше буду работать с другими, у которых, конечно, есть свои запросы, но они их выражают по-другому.

Ваши учителя в ландшафтном дизайне?

Их нет.

Oudolfs Tuin Hummelo (127).jpg

Какую музыку Вы любите?

Множество классических произведений, конечно. Посмотрим, что есть в моеем компьютерном плеере. Здесь есть много чего. Боб Марли, например, рэгги. Мне нравится различная музыка. Это немного зависит от настроения. Иногда мне хочется послушать классическую оперу, иногда обычные песни.

Oudolfs Tuin Hummelo (171).jpg

Вы встречали русских посетителей в своем саду?

Встречал и разговаривал. Русские любят растения, интересуются дизайнерскими идеями. Очень заинтересованные и серьезные, они, кажется, хотят поскорее «проскочить», «перепрыгнуть» период накопления опыта и оказаться сразу в центре садоводческого мира, до которого другие люди добирались по 20 лет. А они хотят очутиться там немедленно. Может, боятся прилежно учиться? Я желаю им наслаждаться садоводством. Это процесс познания, красивый сад не создашь за один день. Мне нравятся люди, которые усердно учатся, не боятся нового. С тобой случается «взрыв», когда ты только вступаешь в новый для себя мир и видишь то, что тебе нравится, что ты никогда не видел до этого… Когда я впервые увидел английские миксбордеры, я сходил по ним с ума. Когда я вспоминаю их, понимаю, что это не имело ничего общего с хорошими сочетаниями, но тогда я сходил с ума, я сам хотел их делать. Прошло несколько лет, пока я понял это.

Oudolfs Tuin Hummelo (1).jpg

Как вы оцениваете востребованность собственного творчества?

Мои работы – это комплекс: приходится держать и экологию в голове, и эстетику, потому что только экологические посадки не всегда эстетично выглядят. Я стараюсь создавать малоуходные сады, например, растения должны хорошо чувствовать себя с очень умеренным поливом. То, что, может быть, уже было написано в книжках другими, я стараюсь осуществить на практике, чтобы люди видели, что создать эстетичную картину, держа в голове экологию, возможно и не так уж сложно. Однако мои сады – для малого количества людей. Большинство не занимается таким садоводством.

Nassella tenuissima (1).jpg

Не было ли у вас идеи открыть собственную школу дизайна?

То что я делаю, настолько индивидуально, настолько лично, что я не думаю, что смогу этому научить. Этим можно только вдохновить. Вдохновить учиться. Нельзя сказать: скопируйте это. Просто сделайте что-то с этим сами. Мы все хотим вдохновляться музыкой, живописью, чем-то еще. Но на самом деле мы должны делать собственные шаги. Если ты говоришь: я люблю Моцарта, попробуй достичь его высот.

Пит удольф книги

А не объявить ли мне неделю Пита Удольфа в своем блоге? Пожалуй, так и сделаю))) Завтра расскажу вам про свои любимые многолетники селекции Пита Удольфа.

Источник: sergeyk.livejournal.com

Cвечки. Все узкое, острое, готическое, устремленное вверх. Любимцы Удольфа — вероникаструм виргинский (Veronicastrum virginicum), дербенник иволистный (Lythrum salicaria) и наперстянка ржавая (Digitalis ferruginea). Кстати, в удольфианский цветник можно сажать и полезные травы: из листьев и цветов шалфея мускатного (Salvia sclarea) и лофанта фенхельного (Agastache foeniculum) заваривают чай.

Шарики и пуговки. Задача растений с круглыми соцветиями — отсвечивать в закатном солнце и выпрастываться из облаков фактурной зелени нижнего этажа. Верхние строчки в списке занимают балканцы: короставник македонский (Knautia macedonica) и головчатка гигантская (Cephalaria gigantea), взлохмаченная монарда двудомная (Monarda didyma) и кровохлебка лекарственная (Sanguisorba officinalis). А главный фигурант — мордовник (Echinops ritro Veitch’s Blue) с синими сферами соцветий и колючими листьями, будто вырезанными из жести.

Перья и плюмажи. Мягкость формы делает пушистые метелки, перья и плюмажи связующим звеном — это суставы в скелете цветника, которые примиряют очерченные и жесткие элементы между собой. Такую промежуточную функцию идеально выполняют золотарник (Solidago x hybrida Goldenmosa), знакомый всем по советским бабушкиным цветникам, и болотная таволга, в процессе селекции сменившая цвет на яблонево-розовый (Filipendula rubra Venusta). Но сам Удольф чаще всего использует для синкопы астильбу китайскую (Astilbe chinensis) с ее множеством оттенков.

Зонтики. В лучшем случае зонтики ассоциируются с дикой природой, в худшем — с сорняками: знакомая всем полевая кашка (Anthriscus sylvestris), не говоря уже о сныти (Aegopodium podagraria L.), — вот типовой зонтик. Однако помимо пейзанских ассоциаций зонтики и зонтичные (укроп, фенхель и любисток) обладают математической красотой фрактала: их соцветия устроены по тому же принципу, что снежинка или коралл. Учебник бесконечности начинается с белоцветкового лихниса халцедонского (Lychnis chalcedonica var. albiflora) и тысячелистника (Achillea Terracotta), продолжается североамериканским посконником пурпурным (Eupatorium purpureum) и завершается дягилем (Angelica gigas). И даже полевая кашка — получив в результате редактуры багровый цвет (Anthriscus sylvestris Ravenswing) — выглядит ничуть не слабее своих породистых кузенов.

Ромашки. Детским словом «ромашки» (daisies) Удольф обозначает растения самых разных семейств с характерными цветками-солнышками, отдавая предпочтение тем, которые сохраняют форму после отцветания. Лучшие «ромашки» зацветают в середине августа и держатся до конца октября: сортовые эхинацеи (Echinacea), новоанглийские и новобельгийские астры (Symphyotrichum novae-angliae, Symphyotrichum novi-belgii) и охристо-шоколадный гелениум (Helenium autumnale Rubinzwerg).

Экраны. Это штриховка, нанесенная рукой гравировальщика на уже готовую доску. Растения-экраны, рыхлые и полупрозрачные, смягчают краски и размывают силуэты соседей. Таковы почти все василистники — например, василистник Делавея (Thalictrum delavayi) или василистник многодомный (Thalictrum polygamum). Нелишними будут и злаки: ковыль (Stipa gigantea) и молиния сизая (Molinia caerulea Transparent).

Источник: TheBlueprint.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector